Сельская усадьба "Зелёный Берег": +7(923)6460547 Юрий




 

Наш блог

 
Мне с малой родины Россия вся видна
ПОСТАНОВЛЕНИЕМ краевой администрации 36 природных объектов района утверждены как памятники природы. Среди них - Чарышские костеносные пещеры

Краснощековский район - самый пещерный в крае. Только в окрестностях сел Усть-Пустынка и Усть-Чагырка насчитывается около сорока различных пещер. Вблизи Чинеты, Генералки, Тигирека имеются еще десятки пещер и гротов. А всего спелеологам на территории района известно более сотни горных полостей. Многие из них посетили и описали видные ученые: П. Паллас, М. Менье, М. Розен и другие. В науке эти пещеры известны как Чарышские костеносные пещеры. Находки из них и сегодня волнуют ученых.

Название «Чарышские костеносные пещеры» связано с именем трех известных на Алтае людей. Один из них - служащий Колывано-Воскресенских горных заводов А. Кулибин (сын знаменитого механика И. Кулибина), другой - врач тех же заводов Ф. Геблер (его именем назван один из ледников горы Белухи), и третий - Г. Гельмерсен, ставший большим ученым-геологом.
В 1831 году, во время своей поездки в Чагырский рудник, Геблер и Кулибин наблюдали, как чагырские крестьяне в поисках Чудских кладов вели раскопки в одной из пещер на правом берегу Чарыша. Из пещеры был вынут весь грунт, а вместе с ним и кости странных животных. Кости были раздроблены и поломаны. Любопытные путешественники собрали коллекции костей и отправили их на исследование в Москву и Санкт-Петербург. Позднее вышло несколько статей видных ученых, которые определили в Чарышских костеносных пещерах 37 видов млекопитающих. Из крупных животных там были первобытный бык, гигантский олень, шерстистый носорог, мамонт, пещерный медведь, пещерная гиена, пещерный лев.
Но каким образом кости этих давно вымерших животных попали в Чагырскую пещеру? Русский исследователь А.С. Уваров предположил, что кости эти были оставлены человеком. А это значит, что Чарышские пещеры человек освоил еще в эпоху палеолита (древнекаменного века). Недавние находки археологов в Усть-Канской пещере в верховьях Чарыша подтверждают это. Человеческая цивилизация на Алтае зародилась очень давно, в эпоху палеолита.
Чагырскими костеносными пещерами тогда сильно заинтересовался видный французский археолог М. Менье. В 1860-1862 гг. он приезжал на Алтай и исследовал пещеры «по реке Ине и близ деревни Чагыра». Что нашел знаменитый француз в Чагырских пещерах - мы не знаем и, по-видимому, никогда не узнаем. Его жизнь оборвалась трагически. Исследуя пещеры, он заболел и вскоре умер. Похоронен М. Менье на Нагорном кладбище в г. Барнауле, а его полевые записи утеряны.
Однако интерес к Чарышским костеносным пещерам не угас и до сего времени. Находки из этих пещер хранятся в музее Горного института Санкт-Петербурга и до сих пор используются палеонтологами.
Чарышские костеносные пещеры - это не только те пещеры, что вблизи Усть-Чагырки. К ним относятся пещеры по рекам Чагырке, Ине, Яровке, Ханхаре, Чарышу. О некоторых из них хотелось бы сказать особо.
Пещеры Летучих Мышей и Загонная можно назвать памятниками природы федерального значения уже лишь потому, что обе они являются костеносными пещерами. В них открыта стоянка первобытного человека. А еще здесь обитает колония летающих зверьков - остроухой ночницы, занесенной в Красную книгу РФ. Это единственный в России самый северный ареал этих животных.
Стоянки первобытного человека были открыты в пещерах Водяная и Бастион в скале Монастырь у села Усть-Пустынка. Первая имеет в своей полости подземное озеро. Только в той скале насчитывается 18 пещер и гротов.
В особом ряду стоит пещера Прямухинская на ручье Прямухе, левом притоке Яровки. Это самая большая в районе разветвленная многоэтажная полость. Длина ее составляет 468 метров. Она богата своими подземными пейзажами и натечными образованиями, сталактитами, сталагмитами, пещерным жемчугом, известковым туфом. Просторные залы пещеры сменяются узкими проходами и глубокими колодцами. На дне ее найдены кости разных животных, а также человека. 
Немало тайн хранят Ханхаринские пещеры на реке Ханхаре, пещера Небо под Генералкой, Ящур и Логово Гиены под Тигиреком, Большая Каменская и Рудничная у села Усть-Чагырка, Дальняя под Чине-той... 
Поистине уникальной, единственной на Алтае можно назвать Новочагырскую пещеру-рудник. Сотни пудов серебра, меди, свинца добыли из нее древние старатели.
Базовой пещерой для новосибирских ученых стала пещера Страшная под Тигиреком. Около 20 лет они ведут здесь раскопки и выявили культурный слой более девяти метров.
Это «пыль» веков и тысячелетий, оставленная человеком от эпохи палеолита - древнекаменного века и до наших дней.
Небезынтересно, что эту пещеру Страшную посетила одна из бельгийских принцесс со своей многочисленной свитой в 1986 году, и мне довелось быть участником этого зрелища.
В одной статье трудно описать все пещеры района. Многие из них ждут свих открывателей. Каждая из них - творение природы, по-своему уникальное и неповторимое. А значит, требует бережной охраны как памятник природы.
Новогагырская рудник-пещера сегодня хорошо сохранилась. Сохранились даже леса, установленные рудокопами почти 200 лет назад.
По 180-метровой горизонтальной штольне с электрическим фонарем в руках попадаем к 60-метровому обрыву, преодолев полутораметровый выступ. Выступ - не что иное, как нестыковка проходов. Ведь прокладка штольни велась с двух сторон - снаружи и со стороны шахты. Здесь, под землей на глубине 65 метров, встретились рудокопы.
За обрывом штольня разделяется на два хода. Правый заканчивается завалом, отрезавшим его от Дмитриевской шахты, что на вершине горы, а левый ведет на дно рудника тремя отвесными уступами. Глубина самого большого из них - 40 м по вертикали. Дно рудника находится на уровне 175 м от устья шахты и 110 м от уровня штольни.
…Тихо-тихо в шахте. Такое впечатление, что рудокопы только что покинули рудник, и еще слышны их голоса. На стенах хорошо видны следы ударов кайла и зубила, сохранились круглые шурпы, в некоторых из них торчат остатки факелов и деревянных клиньев. Десятки вопросов невольно приходят в голову.
Почему рудокопы так спешно покинули рудник, оставя невынутой руду? Из-за воды? Вентиляции воздуха? Откуда пришла и куда ушла вода? Возможно, это была чарышская вода. Ведь дно рудника было на уровне Чарыша. А вентиляция воздуха сейчас такая, что гаснет зажженная спичка, а ведь шахта завалена. Значит, сквозняки идут с соседней пещеры, и эта пещера имеет соединение с шахтой. Как могли древние рудокопы пройти под землей 180 метров навстречу друг другу и встретиться без навигационных приборов, ошибаясь лишь на 1,5 метра в стыковке? Что заставляло этих людей в кромешной тьме с помощью кайла и зубила пробивать каменную твердь? Какие нравственные устои были у этих людей, свершивших поистине титанический труд?
Эти и многие другие вопросы в голове. Но хранит свои тайны рудник-пещера. Бесшумно струится по стенам известковое молочко, превращаясь в застывшие сталактиты.
ДОРОГА САМОЦВЕТОВ И НЕВОЛЬНИКОВ
Чуть более 200 лет назад, 30 июля 1787 года, с верховья Чарыша, от Коргона до деревни Краснощековой, по реке были отправлены тяжело груженные плоты. 
Сделаны они были из «трехсаженного сырого леса» и впервые несли на своих бревенчатых спинах «шестнадцать ваз разного сорта, как яшмовых, так и порфировых, со всеми приборами и запасными ножками, два пьедестала с карнизами, пару столов из фиолетового порфира и несколько кусков для мелкой работы».
Почти по тонне самоцветных камней для Локтевской шлифовальной фабрики было погружено из Коргонских каменоломен на каждый плот, состоявший из 8-10 бревен.
С этого времени река Чарыш более чем на сто лет становится наикратчайшей дорогой к ставшим знаменитыми на весь мир Коргонским самоцветам и будет надежно снабжать Локтевский, а затем и Колыванский камнерезные заводы своим сырьем. Инициатором и организатором сплава самоцветных камней был неутомимый рудознатец, исследователь Чарыша Петр Иванович Шангин.
Для точности исторической отметим, что те плоты с самоцветными заготовками из Коргона до деревни Краснощековой в то лето не дошли. После многочисленных испытаний 23 августа 1787 года плотогоны причалили и выгрузили свой груз у деревни Харловой, что выше Краснощековой на 10 километров. 
Позднее самоцветные камни с плотов стали разгружать еще выше по Чарышу, у деревни Усть-Белой, откуда до Колывани «рукой подать». Здесь тяжелые каменные заготовки ждали на берегу зимней дороги, чтобы санным путем попасть на камнерезный завод. Плотбище - так назовут беловцы это место на Чарыше, куда причаливали плоты.
Этой же дорогой от Коргона на плотах по Чарышу начала свой путь и квадратная ваза из порфира, изделие колыванских мастеров, подаренная царем Александром I французскому императору Наполеону Бонапарту в 1807 году.
Несудоходный в своем верхнем течении Чарыш исправно трудился на людей все эти годы. Голоса плотогонов оглашали его ущелья в XVIII и XIX веках.
«Лесов по всему Чарышу великое множество», - писал в своем донесении П.И. Шангин в 1787 году. Вместо разбитых плотов тут же строились новые, и на них поднимали затонувшие заготовки самоцветного камня. Благо, что вода в Чарыше была чистая, как слеза, и потерю нетрудно было сыскать.
А лес - это не только путь самоцветов на спинах плотов. Это и крепь в Чагырских и Акимовских рудниках. Это и жилье первопроходцев, активно заселявших в эти годы верховье Чарыша, и топливо для крестьянских дворов.
Лес требовался и для форпостов. А их по Чарышу было немало: Чарышский, Чагырский, Защита Инская, Тигирекский, Казанской Богоматери (с. Маралиха), Первочарышский (с. Карпово). Все они входили в Колывано-Кузнецкую военную оборонительную линию.
Еще об одном интересном эпизоде, связанном с трудягой-Чарышом, рассказывает Александр Родионов в своей книге «Колывань камнерезная».
В 1825 году на Алтае ждали приезда царя Александра I, победителя Наполеона Бонапарта, и готовили к нему «царские» подарки. Предполагалось на центральной площади Барнаула установить 16,4-метровый гранитный обелиск в честь 100-летия Колывано-Воскресенских заводов. Камень для этих целей приметили уже давно. Это был бело-серый гранит недалеко от Усть-Беловского плотбища, куда причаливали плоты с коргонскими самоцветами. Гранитные заготовки решено было отправить сплавом все на тех же плотах по Чарышу и Оби до Барнаула.
Ранней весной 1825 года в каменоломне у деревни Усть-Белой застучали каменотесы. А инструмент у каменотесов известен: кувалды, клинья, железные сверла. Порох применять было нельзя - заготовки давали трещины. Работы не прекращались и зимой. Только к осени 1826 года гранитные «штуки» были высечены, и полторы сотни бергаеров погрузили их на спины плотов. Осенью Чарыш становится мелководным, и лишь одному Богу известно, что стоило плотогонам доставить тяжелые гранитные заготовки до цели, минуя Чарышские перекаты. Иначе как подвигом это не назовешь.
Когда сегодня, запрокидывая голову, я смотрю на «Демидовский статуй», что стоит на Демидовской площади в Барнауле, я в себе ощущаю не только гордость за величественный монумент, но и свою сопричастность ко всему этому. Так и хочется громко крикнуть: «А камень-то нашенский, Чарышский!».
Известно, что нельзя дважды войти в одну и ту же воду, тем более если это скрыто далью веков. Если бы нам хоть на миг удалось отодвинуть занавес времени и взглянуть на Чарыш этак лет 200-300 назад, мы бы увидели реку совсем не такой, какой ее привыкли видеть сегодня. Этого человеку не дано. Но мы можем увидеть Чарыш глазами ученого и путешественника Петра Симона Палласа. Переправившись через реку на лодке у лесистого острова под деревней Карповой в августе 1770 года, он нам оставил такую запись в своем дневнике: «В оном месте река очень глубока. В ширину имеет до 15 сажень и течет весьма быстро. В ней из рыб находятся также осетры, стерляди и нельмы, кои идут из Оби».
Забегая вперед, скажу: ни осетров, ни стерляди в Чарыше сейчас нет. Последняя нельма была поймана в реке около десяти лет назад. Сегодня основной обитатель реки - так называемая «сорная» рыба: чебак, ерш, пескарь.
...Я помню Чарыш и свое босоногое детство в сороковые годы. Плывут, плывут по реке тяжелые бревна. Идет молевой сплав леса. Вели его в те годы заключенные Сиблага. На Хреновой протоке близ Усть-Чагырки был их лагерь. Здесь бревна вытаскивали из воды на берег, штабелевали. Помню, как все острова и отмели по реке были забиты молевым лесом, и угрюмые люди с баграми, проклиная всех и вся, спихивают эти бревна в воду...
Дорогой человеческих страданий для «сиблаговцев» стал в те годы Чарыш. Водный путь самоцветов стал путем невольников. Тогда же был вырублен хвойный лес по всей водоохранной зоне реки.
ТАЙНЫ СТАРЫХ КРЕПОСТЕЙ
На территории Краснощековского района есть немало исторических памятников, которые охраняются государством. Это остатки крепостей, редутов, форпостов, составляющих так называемую Колывано-Кузнецкую оборонительную линию, созданную в начале XVIII века.
На территории нынешнего села Усть-Пустынка, на правом берегу Чарыша, в 1743 году Демидовым была построена небольшая крепость - форпост. Он строился для защиты Чагырского рудника от кочевников, открытого толмачом Текутьевым в том же году. Форпост строился «коштом» на демидовские деньги. 
Как и все оборонительные сооружения тех времен, крепость имела ров, была огорожена частоколом, или тыном, внутри имелись пороховой погреб и несколько строений для провианта, людей и лошадей. Неприступной такую крепость назвать никак было нельзя. Но воинственная Джунгария, наследница империи Чингис-хана, враждебно восприняла строительство форпоста. Джунгарские зайсаны и раньше через сотника А. Хабарова предупреждали, что все «мужичьи строения будут воевать» и не тронут строения императорского величества. Готовясь к войне с Китаем, 
Джунгария не хотела осложнять отношения с Россией и воевать на два фронта. В то же время она всячески препятствовала освоению русскими Алтая. Поэтому уже через год, в 1744 году, джунгары совершили опустошительный набег на Чагырский форпост, считая его «мужичьим строением», и сожгли. При этом рабочих людей разогнали, лошадей угнали. Досталось и вновь открытому руднику: он был забросан камнями.
Новую крепость для защиты Чагырского рудника А. Демидов построить не успел. Он умер в 1745 году, и все его заводы и рудники стали собственностью кабинета императрицы Елизаветы Петровны. Теперь уже по указу «Ея величества» от 1 мая 1747 года начали возводить Чагырскую крепость в 1748 году. Новая крепость была более мощной, правильной четырехугольной формы и окружена водой, так как была построена на острове Чарыша. От крепости к руднику вели два моста. Охраняли ее уже 117 воинов, прибывших на Алтай с генерал-майором Киндерманом в составе трех драгунских и двух пехотных полков.
Современный Чарыш, конечно, изменил свое русло, но остатки старого демидовского форпоста и Чагырской крепости при желании найти можно.
Недалеко от Чагырской крепости, на слиянии реки Ини с Чарышом, был построен форпост, который назывался Защита Инская. Охранял он Чагырскую крепость с запада и служил как бы буфером.
Особенно хорошо сохранилась Тигирецкая крепость. Она была обнесена рвом, заполненным водой, и высоким земляным валом. Находилась крепость при слиянии рек Большой и Малый Тигирек. 
Тигирецкую крепость в 1770 году посетил знаменитый путешественник, академик П.С. Паллас, который писал: «Из маленького Тигирека прорыт мимо крепости канал... Канал сей называется Воскресенским, потому что гарнизон на оном работал по воскресеньям. Крепость состоит из четырехугольного, с небольшими бастионами шанца, имеется один штаб - офицерские дома, несколько обер-офицерских, казармы, также и конюшни...».
Сегодня от форпоста остался Воскресенский канал, мощный и высокий ров, просматриваются трое ворот, ведущих в крепость. Остатки форпоста - это памятник инженерного военного искусства, и он должен охраняться государством.
В устье реки Маралихи был построен форпост Казанской Богоматери. Но вешние воды стали подтоплять казармы драгун, и решено было форпост перенести к деревне Харловой, на пашни крестьян. В краевом архиве сохранилась жалоба харловских крестьян И. Харлова, Д. Лихачева, М. Ларионова и др., которые в 1756 году жаловались колыванскому заводскому начальству, что на их пахотных землях строят военную крепость, а «лучше бы, - писали они, - перенести форпост к речке Землянушке, и тогда дорогу от Чагырской крепости в Кабанову крепость пересекли бы». Однако военное ведомство не прислушалось к жалобе крестьян, и на их землях были построены шесть казарм и магазин.
Недавно вместе с археологом НПЦ «Наследие» П.И. Шульгой мы посетили устье реки Маралихи – место строительства форпоста.
Оказалось, что эта местность хранит очень много загадок. Петр Иванович нашел здесь каменную зернотерку эпохи палеолита, которую он передал в районный музей.
Его заинтересовали многочисленные курганы, которые местные жители называют «калмыцкими могилками». Но еще больший интерес вызвали многочисленные каналы по всему полю. Что это? Древнее ирригационное сооружение? Но тогда как подавали воду с крутого берега реки Маралихи? Или это остатки оборонительной крепости? Вопросов много, и на них должны дать ответы ученые-археологи.
В районе села Карпово также была построена крепость, которая долгое время называлась Чарышской, позднее она стала называться Перво-Чарышской. Однако в этой крепости постоянного гарнизона не было, так как она находилась в «тылу» оборонительной Колыванской линии и постепенно пришла в крайнюю ветхость. Новая Чарышская крепость была отнесена вверх по течению Чарыша в горы, и Перво-Чарышская стала называться деревней Карпово. Это название и бытует до наших дней.

ПУСТЫНКА
Моим землякам
Затерялась, как в море песчинка, 
В большом мире деревня Пустынка, 
Затерялась, закрылась горами, 
Словно в сказке большими замками.
Село горным зовется по праву: 
Горы налево, горы направо. 
Утесы и скалы, березы в логах, 
Зеркальный Чарыш шумит в берегах.
Мне твердят: «Там народ отсталый», 
Мол, «медвежий» глухой уголок. 
Сотни верст до ближайших станций, 
Сотни верст до больших дорог».
Возражаю: не хватит наличности 
Ни в глубинке, ни в банках столиц, 
Не народ здесь, а каждая личность 
Достойна шукшинских страниц.
За рубли никакие не купишь 
Эту личность. Порой под хмельком 
Объегорит, покажет всем «кукиш», 
Дурака назовет дураком.
Тут встречают людей по одежке, 
Провожают всегда по уму. 
Нет нигде такой крупной картошки, 
Здесь черемуха - в каждом саду.
Хлебосольны здесь люди, открыты, 
Воздух чист, словно чаю попьешь, 
А какие пейзажи и виды! 
Не на каждой картине найдешь...
Вот такое село - моя малая Родина. 
Сквозь годы зовешь ты и манишь меня. 
Моя радость и боль, 
моя светлая родинка 
На теле огромной планеты - Земля. 


РОДНИКИ
Без малой родины
Нет родины большой -
Ты это осознаешь всей душой,
Когда вдруг к чуду прикоснешься
И в жаркий день у родника напьешься.
Есть родники: 
«Холодный», «Теплый», «Талый»,
«Святой», «Березовый»,
«Большой» и «Малый».
Вот «Белый камень», 
«Горный ключ», «Приветный»;
Считаю их, как звездочет планеты.
Мой край родной и родниковый,
Я с каждым ключиком знакомый.
Слова мне «родники» 
и «родина» созвучны.
Они близки, как братья, благозвучны,
Без них и жизнь свою не мыслю.
Я, как сухое дерево в лесу, без листьев.
Уеду в край другой, 
он для меня чужбина,
Грызет тоска, как черная година.
И с каждым днем любовь та 
возрастает,
Склонюсь над родником, 
и силы вырастают.
Ах, хороша ты, хороша, водица!
Все пью и пью - и не могу напиться...
Сон матери-земли меня питает...
И в пору песни петь, стихи витают.
Здесь истину я познаю, она - одна:
Мне с малой родины Россия вся видна. 


ЧАРЫШ
Я с тобой, Чарыш, на «ты», 
Твои воды - мои мечты, 
Твои волны - моя любовь, 
Я к тебе возвратился вновь.
Когда радость, когда беда, 
Я к тебе прихожу всегда. 
Зашумит, запоет вода, 
И исчезает, как тень, беда. 
Я с тобою, Чарыш, на «ты», 
Крылья чаек легки и остры. 
На песке оставляя след, 
Я хожу к тебе много лет. 
Я такой же древний, как ты, 
Я капля твоей волны, 
Я с тобою, Чарыш, на «ты», 
Уплывают детства мечты. 
И морщинки легким челном 
На мое набегают чело. 

В РОДНОМ СЕЛЕ
В селе Устъ-Пустынка из 230 дворов около 30 домов заколочены, пустуют.
Ну что с тобой, скажи, 
Пустынка, 
Родное ты село мое? 
Судьба твоя на паутинке, 
И кто-то дергает ее.
Идут опять плохие слухи, 
Но этим слухам ты не верь: 
Что ждет тебя судьба Кислухи, 
Судьба умерших деревень.
Я тоже слухам тем не верю, 
Но почему ж тогда окрест 
Все чаще забивают двери, 
И в окнах доски крест-на-крест?
Тебя давно уже продали, 
Свели из общего двора 
И за долги весной забрали 
Машины, скот и трактора.
И стало сразу все «до фени», 
Небесной манны будто ждут. 
Не в поле, в цех, или на ферму –
На биржу мужики идут.
В горсти сжимая эту «манну», 
Невольно потупляют взор, 
И пахнет воздух здесь обманом, 
А в душах - как Мамай прошел!
Давно уж не играют свадьбы, 
Веселья нету над рекой. 
Я тоже в чем-то виноватый –
Живу лишь мыслями с тобой. 


ПЕЩЕРЫ (Палеолит) 
В Краснощековском районе находится более сотни карстовых пещер. Во многих из них учеными выявлены древние поселения-стоянки первобытного человека
Молчат таинственно пещеры, 
Свидетели былых времен, 
Храня века, эпохи, эры 
И пыль исчезнувших племен.
В пещерный дом мой 
древний пращур, 
Нередко из последних сил, 
Вооружась копьем и пращем, 
Свою добычу приносил.
Здесь находил он дом и пищу, 
Такой бесхитростный приют. 
Он был богат, хотя был нищим, 
Встречал его пещерный люд.
Здесь каждый думал не о пире, 
Хотя и он знаком был им. 
Как выжить в этом грозном мире 
Всем соплеменникам своим?
И каждый занят общим делом, 
Валять не смея дурака. 
В чести всегда Удача, Смелость, 
Удар и сила кулака.
Горел костер, плясали тени, 
И в светлом отблеске огня 
Сидел один. Он был не гений, 
Похожий очень на меня.
Он рифмовал, не жаждал крови, 
Стихи слагались у него. 
Но вождь сурово хмурил брови, 
Считал «нахлебником» его.
А на траве играли дети, 
Поток струился из-под плит. 
Век каменный был на планете 
Эпохи той - палеолит. 


ОСЕНЬ
За окном плачет
осень ненастная, 
Под дождем вся промокла
несчастная.
Ветки продрогшей березы 
Держат капли,
как иней, белесый. 
Открываю окно я стылое: 
Заходи ко мне,
осень милая,
Не горюй, что наряд твой
жалкий –
Будешь гостьей моей желанной.
Я тебе,
как другу хорошему, 
Расскажу о любви непрошенной, 
О глазах
с голубою просинью, 
О девчонке с косами осени. 
Твое платье из листьев
высушу,
Станешь снова девчонкой рыжею, 
Будешь вновь ты
родная и мирная, 
Заходи ко мне, осень милая.

Оставить свой комментарий

Поля помеченные * обязательны для заполнения.